Rambler`s Top100
Тема дня
 9 февраля 2004 г.
Совместно с NEWSru.com
= Исторические чтения =
Как начинаются войны

ВСЕПОДДАННЕЙШАЯ ТЕЛЕГРАММА, полученная ЕГО ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВОМ от Наместника на Дальнем Востоке

"Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что около полуночи с 26-го на 27-е января японские миноносцы произвели внезапную минную атаку на нашу эскадру на внешнем рейде крепости Порт-Артур, при чем броненосцы "Ретвизан" и "Цесаревич" и крейсер "Паллада" получили пробоины, - степень их серьезности выясняется. Подробности предоставлю Вашему Величеству дополнительно".

Генерал-Адъютант Алексеев.

("Правительственный Вестник" С-Петербург 9 февраля (27 января) 1904 года)

ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ

Божиею поспешествющей милостью, Мы, Николай Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский, Государь Польский и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский, и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский. Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новагорода низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский. Мстиславский и всея Северныя страны Повелитель; и Государь Иверский, Картлинския и Кабардинския земли и области Арменския; Черкасских и Горский Князей и иных Наследный Государь и Обладатель; Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Сормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем Нашим верным подданным:

В заботах о сохранении дорогого сердцу Нашему мира, Нами были предложены все усилия для упрочения спокойствия на Дальнем Востоке. В сих миролюбивых целях Мы изъявили согласие на предложенный Японским Правительством пересмотр существовавших между обоими Империями соглашений по Корейским делам. Возбужденные по сему предмету переговоры не были, однако приведены к окончанию, и Япония, не выждав даже получения последних ответных предложений Правительства Нашего, известила о прекращении переговоров и разрыве дипломатических сношений с Россиею.

Не предуведомив о том, что перерыв таковых сношений знаменует собой открытие военных действий, Японское Правительство отдало приказ своим миноносцам внезапно атаковать Нашу Эскадру, стоявшую на внешнем рейде крепости Порт-Артур.

По полученным о сем донесении Наместника Нашего на Дальне Востоке, Мы тотчас же повелели вооруженной силой ответить на вызов Японии.

Объявляю о таковом решении нашем, мы с непоколебимою верою в помощь Всевышнего и в твердом уповании на единодушную готовность всех верных Наших подданных встать вместе с Нами на защиту Отечества, призываем благословение Божие на доблестные Наши войска армии и флота.

Дан в Санкт-Петербурге в двадцать седьмой день Января в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четвертое, Царствования же Нашего в десятое. На подлинном Собственною Его Императорского Высочества рукою подписано НИКОЛАЙ

("Правительственный Вестник" С-Петербург 10 февраля (28 января) 1904года)

МОСКВА, 28 января

Внезапно, ночью, японцы сделали чисто разбойническое нападение на нашу морскую силу, на наши воинские суда на водах Порт-Артура.

Для азиатов не существуют европейские законы международных отношений. Дикий разрыв с миролюбием России не замедлил завершиться еще более диким нападением на святую Русь. Пусть же узнают и поймут христианские народы, какого варвара приобщили они к сонму просвещенных государств и какого лютого змия греют они у своей груди... Настала грозная година, и только Помыслу Божию ведомо, чем разрешится в истории человечества это разбойничье нападение на святую Русь, и не собирают ли друзья Японии огненные уголья на свою собственную голову. <...>

("Московский Листок" 10 февраля (28 января) 1904 года)

Баронесса ф.-Сутнер

ВЕНА, 27 января (9 февраля). Известная проповедница мира и разоружения баронесса фон-Сутнер обратилась по телеграфу к президенту С.-А. Соединенных Штатов с просьбой выступить в роли посредника между Россией и Японией на основании Гаагской конвенции.

("Русь" С-Петербург 10 февраля (28 января) 1904 года)

Отзывы иностранцев о войне

ЛОНДОН, 27 января (9 февраля). Английские корреспонденты во Франции вынуждены сообщать о единодушном сочувствии французской печати и народа к России и решительном осуждении действий Японии, признаваемых все Францией возмутительными. Французы не одобряют подстрекательств некоторой части английской печати Японии к войне. Это неодобрение произвело здесь такое сильное впечатление, что среди англичан раздаются голоса о воздержании от нападок на Россию, чтобы не раздражать этим Франции. <...>

БЕРЛИН, 27 января (9 февраля). Кроме социалистической и еврейской печати, все газеты осуждают дерзкое поведение Японии без объявления войны, а также подзадоривание Англии, и возлагают ответственность на обоих. Газеты повторяют, что Германия не причинит никаких затруднений своей соседке - России.

СОФИЯ, 26 (8 февраля). Бывший председатель македонского главного комитета, поэт и депутат Стоян Михайловский опубликовал следующее воззвание: "Во имя славянофильской идеи, во имя твердой веры в славянское чувство взаимности и солидарности, мы выражаем накануне русско-японской войны наше братское сочувствие и благопожелания могущественному русскому оружию, восклицая: да здравствует Великий Покровитель славянства, да здравствует всемогущественная, победоносная Россия".

("Новое Время" С-Петербург 10 февраля (28 января) 1904 года)



ЦИРКУЛЯРНАЯ ТЕЛЕГРАММА Министра Иностранных Дел Императорским российским представителям за границей.

С.-Петербург, 24-го января 1904 г.

По поручению своего правительства японский посланник при Высочайшем Дворе передал ноту, в коей доводится до сведения Императорского правительства о решении Японии прекратить дальнейшие переговоры и отозвать посланника и весь состав миссии из Петербурга.

Вследствие сего Государю Императору благоугодно было Высочайше повелеть, чтобы российский посланник в Токио со всем составом Императорской миссии безотлагательно покинул столицу Японии.

Подобный образ действий токийского правительства, не выждавшего даже передачи ему отправленного на днях ответа Императорского Правительства, возлагает на Японию всю ответственность за последствия, могущие произойти от перерыва дипломатических сношений между обеими Империями.

("Правительственный Вестник" С-Петербург 7 февраля (25 января) 1904года)

УТРЕННЯЯ ПОЧТА

Три месяца тянулись переговоры о крайне-азиатских делах. За все это время российская дипломатия прилагала все усилия к тому, чтобы по возможности миролюбиво рассмотреть предложения японцев и сделать все те наивысшие уступки, которые мыслимо было допустить, не поступаясь достоинством России. Нас обвиняли в желании затянуть переговоры для военных приготовлений. Не смущаясь низкой клеветой, мы добросовестно исполняли наш долг, веря в добросовестность противника.

Как оказывается теперь, все обмены нот были комедией. Японии, а не России нужно было сделать последние военные приготовления. Японии, а не России, нужно было выждать того момента, когда два крейсера, наспех купленные в Италии, дойдут до китайских вод. Крейсеры покинули Сингапур. Япония сбросила маску, и даже не дождавшись того ответа, над которым работали наши высшие власти - отозвала своего посланника.

Азиаты показали себя азиатами. Они даже не сумели соблюсти внешние приличия. История не знает прецедента подобного поведению наших противников. Мы уверены, что русское общественно мнение даст японцам тот единственный ответ, которого они заслуживают.

("Новое Время" С-Петербург 8 февраля (26 января) 1904 года)

КСТАТИ

Телеграмма о перерыве дипломатических сношений между Японией и Россией произвела в Москве колоссальное впечатление. <...>

Всюду бодрые лица, бодрые речи.

- Ну, что ж! Война, так война, коли они того хочут, - говорит мастеровой, бережно складывая заскорузлыми руками телеграмму и пряча ее в кошелек. Все равно они нас не одолеют.

- Где одолеть! - сочувственно подтверждает другой простолюдин. - Мы грудью станем. Старик вспоминает объявление в Москве войны 1877 - 78 года. Молодежь слушает его, затаив дыхание.

- А что японец страшнее турки? - спрашивает какой-то молодец в белом фартуке поверх нагольного полушубка.

Вопрос остается без ответа. Никто не видел японцев, разве только на картинках. <...>

("Новости Дня" 8 февраля (26 января) 1904 года)

МОСКВА, 26 января.

<...>Весь свет теперь знает, как искренне и торжественно сказывалось миролюбие Русского Царя - апостола мира всего мiра. Весь свет знает, как велики были сделаны им уступки японским требованиям для укрощения их воинственного задора. Но что же мы видим?

Если эти уступки вполне удовлетворяют просвещенных европейцев, то варвара-азиата они лишь надмевают и вызывают в нем новое нахальство и дерзость. Вот, наконец, до чего дошло!

Япония объявила русскому правительству, что он разрывает с Россией всякие дипломатические сношения, и отозвала своего посланника со всей миссией, и так поступила она не дождавшись даже Царского ответа с новыми миролюбивыми предложениями. Это такое оскорбление с коим не может мириться русская душа. Это такая обида великого народа, которая заставляет гореть каждое русское сердце огнем негодования... Поднимись русская грудь на защиту своей исторической чести! <...>

("Московский Листок" 8 февраля (26 января) 1904 года)

"Японца пробуют"

Теперь куда не придешь - везде только и разговоры, что о войне. Особое любопытство проявляют, конечно, те, кто состоит в запасе, и в случае чего мог бы двинуться в дело. Недавно в одном большом петербургском чайном магазине разыгралась следующая сцена, закончившаяся едва не составлением протокола. В магазине состоят на службе в качестве приказчиков - японцы. В магазин явилось двое господ, одетых очень чисто, но по-русски; спросили чаю и затем, по словам очевидцев, стали очень внимательно разглядывать японцев-приказчиков.

Затем один из покупателей, внезапно взял японца за плечо и слегка стал трясти его. Японец закричал, сбежались другие, хозяин магазина господин же в русском платье бросил первого японца и стал трясти по очереди всех. Перепробовав всех японцев, оригинальный покупатель стал извиняться "за беспокойство".

И при этом так мотивировал свои действия: из запасных я - может быть, на войну придется идти. А японца никогда в глаза не видал. Вот и пришел "примеряться". Нет, не годится - жидок японец против нашего брата. Мне одному таких штук шесть, семь нужно "на левую руку". И, еще раз вежливо извинившись "за беспокойство", господа в русском платье забрали пол фунта чая и удалились.

("Русь" Петербург 8 февраля (26 января) 1904 года)


Архив
Биография Ивана Рыбкина:
партийно-хозяйственный человек Березовского
Ищут пожарные, ищет милиция:
но дела не заводят
Иван Рыбкин - кандидат:
как попадают в бюллетень
Галерея карикатур