Rambler`s Top100
Тема дня
 10 марта 2004 г.
Совместно с NEWSru.com
Псы войны, дикие гуси и солдаты удачи:
XXвек, Африка и не только

ХХ век радикально изменил методы ведения войны, ее цели, оружие и тактику, но на пороге нового тысячелетия вдруг снова возникли фирмы, за сходную цену предлагающие государствам и крупным международным корпорациям хорошо обученных и опытных бойцов. Особенно расцвел в последние годы этот бизнес в государствах Африки.

Свои услуги наемники предлагают вполне открыто - в Интернете. Они готовы действовать в любой стране мира и выполнять задачи любой сложности. Состав их отрядов интернационален: среди них и выходцы из Западной Европы и США, и "солдаты удачи" из Австралии, Африки и Латинской Америки.

Фирмы, предлагающие услуги наемников, сегодня получают один выгодный заказ на другим. Особенно много клиентов в Африке. Ведь после окончания "холодной войны" ни Соединенные Штаты, ни бывшие колониальные державы не видят смысла активно поддерживать правительства небольших африканских государств. А потому законным - или не очень законным - режимам тех стран, где до политической стабильности еще далеко, приходится самим отстаивать своё право на власть. При этом армии, имеющиеся в их распоряжении, подчас находятся в плаченом состоянии.

Вот тут-то и возникает обычно идея воспользоваться услугами какой-нибудь "частной армии", как называют наемников.




Наибольшей известностью пользуется многонациональная корпорация Executive Outcomes (EO). Подчеркнуто невыразительное название можно перевести с английского как "эффективное исполнение". Фирма была основана в 1989 году в Южной Африке. Известность пришла к Executive Outcomes после операций в Анголе и Сьерра-Леоне. В последней наемники, как они утверждают сами, просто спасли законное правительство страны.

В Сьерра-Леоне в 1992 году началась гражданская война, правительственные войска терпели одно поражение за другим, а мятежники занимали всё новые и новые территории. Наконец, правительство обратилось за помощью к наемникам. Прибывшие на место боевых действий сотрудники Executive Outcomes быстро переломили ход событий.

Граждан Сьерра-Леоне особенно тронуло то, что под воздействием наемников преобразились и сами вооруженные силы страны. Раньше недисциплинированная армия терроризировала и грабила местное население. Наемники ввели другие порядки. Солдат, пойманных в пьяном виде или обвиненных в "недостойном" поведении, попросту били. Уже через несколько месяцев мятежники обратились в бегство. В начале 1996 года состоялись демократические выборы, а в конце того же года правительство и повстанцы подписали Мирный договор.

Однако вся эта история имеет и оборотную сторону. Как сообщает журнал "Ньюсуик", за удачно проведенную военную операцию правительство небольшой африканской страны заплатило фирме 15 миллионов долларов. Кроме того, есть предположения, что Executive Outcomes получила долю в торговле алмазами и другими полезными ископаемыми на территории Сьерра-Леоне.

Но проблема не только в высокой стоимости услуг наемников. Согласно специальному докладу ООН, среди клиентов Executive Outcomes не только законные правительства африканских государств, как уверяет журналистов шеф Executive Outcomes Ибэн Барлоу. Обращаются за помощью к фирме и частные компании, занимающиеся, например, добычей полезных ископаемых в той же Сьерра-Леоне. И, может быть, прав эксперт из университета Джорджтауна Генберт Хоу, говоря, что отношения правительств африканских государств с наемниками напоминают сделку Фауста с дьяволом: вы решаете свои текущие проблемы, но приносите за это в жертву суверенитет и сырьевые ресурсы. Многие эксперты выражаются менее поэтично: по их мнению, это просто новейший вид колониализма.

В 1998 г. правительство ЮАР приняло закон Foreign Military Assistance Act, запрещающий наемничество. А 1 января 1999 г. Executive Outcomes перестала существовать, по крайней мере под этой торговой маркой. Однако известно, что летом 1998 г. ряды партизан УНИТА пополнили около 300 иностранных наемников, большую часть которых составили бывшие сотрудники уже распущенной ЕО.

Наводя порядок в африканских государствах, ЕО использовала мощное вооружение: бронетранспортеры, оснащенные 30-миллиметровыми орудиями, амфибии БТР-50, четырехствольные 7.62 мм и 0-А-622 пулеметы, лендроверы с установленными пулеметами и средствами противовоздушной борьбы, системы радиоперехвата, советские вертолеты Ми-24, Ми-8 и Ми-17. Для переброски подразделений ЕО использовала два 'Боинга-727', купленных за 550 тыс. долл. у American Airlines, в качестве штурмовиков - советские МиГ-23.

Уровень зарплат в ЕО не был однородным: так, офицеры получали 2-13 тыс. долл. в месяц в зависимости от опыта и региона, где приходилось действовать, инструкторы - 2,5 тыс. долл., пилоты - 7 тыс. Кроме того, всем сотрудникам предоставлялись страховки. Годовой доход ЕО, по официальным данным, составлял от 25 до 40 млн долларов.



Противники торговли наёмниками также указывают на тот факт, что фирмы наподобие Executive Outcomes действуют если не совсем нелегально, то по крайней мере в определенной юридической нише, не нарушая соответствующих законов лишь потому, что таких законов, регулирующих их деятельность, еще попросту нет. И потом, есть ли предел всеядности наёмников - за какие задания они не готовы взяться? Или и здесь действует тот принцип, что кто платит деньги, тот и заказывает музыку, даже если эта музыка больше похожа на грохот снарядов?

Спорно и то, имеют ли право сами правительства передавать охрану границ и населения страны, т.е. фактически часть своих полномочий, которыми наделили их избиратели, частной фирме, которая, к тому же, должна оплачиваться из госбюджета? Зачем тогда армия и полиция? И наконец, в качестве решающего аргумента против наемников приводят соображения этического характера.

Однако, самих "солдат удачи" эти соображения смущают меньше всего. "Я профессиональный солдат. У меня есть работа, и я ее делаю", - уклончиво ответил Ибэн Барлоу, шеф Executive Outcomes на вопрос корреспондента "Ньюсуик", действительно ли ему всё равно, кого убивать.



Кроме Сьерра-Леоне наемники активно участвовали в военных действиях и в Анголе. Но никакого мира и стабильности этой африканской стране "солдаты удачи" не принесли. Скорее наоборот. С момента провозглашения в 1975 году бывшей португальской колонией независимости, там уже 25 лет идёт гражданская война. Наемники выступают то на стороне правительственных сил, то на стороне повстанцев. А государство всё глубже погружается в кровавый хаос.

Никто точно не знает, сколько жизней уже унесла гражданская война, но речь идёт о миллионах погибших. Ситуацию осложняют непростые погодные условия: так, в конце минувшей недели представители западных гуманитарных организаций выступили с предупреждением, что из-за сильной засухи в сентябре Анголу ждёт очередной голод, а это значит, что число жертв вновь возрастет.

И всё же противоборствующие стороны не спешат складывать оружие. Кто же воюет в Анголе?

Это бывшие союзники, боровшиеся три десятилетия назад за независимость страны от Португалии: Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА) и Национальный Союз за полное освобождение Анголы (УНИТА) во главе с Жонасом Савимби. Обе силы, победив португальцев, так и не смогли договориться друг с другом и поделить власть. В итоге МПЛА стала правящей партией, а оппозиционная УНИТА продолжила вооруженную борьбу - на этот раз уже против правительственных войск МПЛА.

Однако, откуда же у обеих сторон деньги на то, чтобы в течение четверти века вести войну друг с другом, приглашать наемников? У экспертов нет сомнений: средства на ведение боевых действий и власти страны, и повстанцы получают от продажи алмазов, месторождения которых обнаружены на территории Анголы. Так что неудивительно, что противоборствующие стороны проявляют такой интерес именно к тем ангольским провинциям, где находятся алмазные копи.

Город Сауримо, столица ангольской провинции Лунда-Сул, знала лучшие времена. Ряды совершенно бесполезных и давно уже не работающих уличных фонарей тянутся вдоль широких и пустых улиц с выщербленным асфальтом. А на выстроившихся по их обочинам домиках в португальском стиле осыпается поблекшая краска и штукатурка.

На фоне этой картины выделяется высокая стена, на которой нарисован огромный, сверкающий гранями шлифовки, бриллиант. Через узкую дверь в стене можно пройти в строго охраняемое помещение, в котором нет ничего, кроме пары стульев. Здесь обычно томятся несколько искателей алмазов. Они ждут, когда их пропустят в следующую комнату. Там они предложат на продажу найденные камни Фредерику Шрумакерсу. Кто приносит ему алмазы, и откуда они вообще берутся, торговца не волнует.

"Меня это просто не интересует. Главное, что мне приносят алмазы. Я никогда не спрашиваю, где продавцы берут их. Да многие из них на этот вопрос и не захотят ответить. В нашем деле вопросы не принято задавать. Главное - хорошо выполнять свою работу".

Фредерику Шрумакерсу около 30-ти лет. По национальности он бельгиец, а работает на компанию "Лэзер кэмпани интернэшенел", которая действует в Анголе с разрешения правительства страны.

Торговля алмазами в Анголе очень прибыльное занятие. Ведь если,например, за австралийский алмаз весом в один карат скупщики дают всего 2-3 доллара, то за ангольский камень такого же веса они выкладывают по 300-400 долларов.

Вот эти-то алмазы и стали камнем преткновения на пути к миру в Анголе. Лидер группировки УНИТА Савимби находит все новые и новые отговорки, и никак не хочет передать под власть центрального правительства страны удерживаемые им алмазные провинции. А ведь он обязан это сделать согласно Мирному договору между УНИТА и правительством. Мятежники понимают, что в противном случае они не смогут долго противостоять имеющей прочную финансовую и экономическую основу правящей партии МПЛА.

Последняя, к тому же, пользуется поддержкой США и Совета Безопасности ООН. Впрочем, Запад оказывает помощь бывшим марксистам руководствуясь чисто практическими соображениями. Развитые индустриальные страны проявляют большой интерес к богатым запасам нефти и других полезных ископаемых в Анголе.

Ангольцы не могли похвастаться своей жизнью и в социалистические времена. Но когда на Анголу обрушился шкал капиталистического предпринимательства, социальная ситуация в этой африканской стране обострилась еще больше. Минимальная зарплата госслужащих в Анголе равняется 24 долларам. И именно такую сумму приносит каждый месяц домой рядовой анголец, если, конечно, у него есть работа.

24 доллара. На эти деньги в городе Сауримо в провинции Лунда-Сул можно купить 20 килограммов риса или 12 банок пива. Почти все товары завозятся сюда самолетами с удаленного на тысячу километров побережья, так как Сауримо - это небольшой, удерживаемый правительственными войсками остров посреди контролируемых группировкой УНИТА территорий. Несмотря на ужасающую бедность, в провинции действуют представительства всего трех международных гуманитарных организаций. Местный католический епископ Доент Эуженио Алкорзо объясняет это так: "Мне кажется, что для этого есть две причины. Во-первых, все думают, что провинция Лунда богатая, потому что здесь находится месторождение алмазов. Хотя это не совсем так. Они, конечно, здесь есть, но простым людям они не приносят никакой пользы. Во-вторых, мне кажется, что многие зарубежные правительства не хотят участвовать в восстановлении этого региона, так как провинция имеет стратегически важное положение, и иностранные государства боятся, что их обвинят в преследовании каких-то корыстных интересов".

Заместитель губернатора провинции по социальным вопросам Рауль Жуниор так же считает, что местное неселение ничего не имеет от богатств региона. "Деньги, которые должны были бы идти на развитие Лунда-Сул, попадают не только в казну центрального правительства. Алмазы здесь добывают все, кому не лень: и одиночки, и хорошо организованные и вооруженные отряды УНИТА. В результате возникает хаос, который не дает нам воспользоваться природными богатствами в интересах местного населения".

Хотя иностранные наблюдатели называют в числе нелегальных искателей алмазов не только группировку УНИТА. За пределы провинции ежегодно переправляются алмазы на сумму не менее одного миллиарда американских долларов. Государственная ангольская фирма по торговле драгоценными камнями, согласно официальным данным, получает лишь десятую часть этой гигантской суммы. Остальные деньги нелегальными путями попадают примерно равными долями на счета УНИТА и в карманы высокопоставленных функционеров из правящей МПЛА, а также генералов из правительственной армии.


Архив
Из глубин истории:
куда уходят корни наемничества
Юридический аспект наемничества:
всеобщий запрет
Экваториальная Гвинея:
по страницам энциклопедий
Зимбабве, бывшая Ю. Родезия:
по страницам энциклопедий
Версия ответчика:
Версия ответчика:
Галерея карикатур