Rambler`s Top100
Тема дня
 22 декабря 2000 г.
Совместно с NEWSru.com
Ельцин о Лужкове:
ведь когда-то они были друзьями

В книге воспоминаний первого президента России Бориса Ельцина "Президентский марафон", опубликованной в начале октября 2000 года, московскому мэру уделено достаточно много внимания.

По ее прочтению у авторов статьи в журнале "Итоги" ("Былое и надуманное", Сергей Авдеенко, Дмитрий Пинскер, 23.10.2000) сложилось впечатление, что большую неприязнь, чем губернаторы вообще, но меньшую, чем коммунисты, у Ельцина сегодня вызывает только Юрий Лужков.

К нему в еще большей степени относятся претензии, адресовавшиеся ранее большинству губернаторов, в стремлении покуситься на власть президента.

"Ведь мы когда-то были друзьями"
Ельцин о Лужкове

"По характеру Юрий Михайлович - совсем не политик... Долгое время я пытался разобраться: что же произошло в наших отношениях? Ведь мы когда-то были друзьями. Мэр всегда поддерживал политический курс на реформы, на свободное предпринимательство...

Но после невероятно помпезного, пышного 850-летия Москвы у мэра, очевидно, совсем закружилась голова. Он стал все больше вмешиваться в общероссийские политические дела... В острых ситуациях, которые касались его лично, Юрий Михайлович научился занимать удивительную позицию: внешне - принципиальность и искренность, а внутри - жесткий, абсолютно холодный расчет... Наконец, он стал открыто нападать на президента". Напомним, тогда, весной 1999 года московский мэр решил дать старт своей президентской кампании, сделав ставку на недовольство губернаторов политикой центра (или губернаторы сделали ставку на Лужкова).

ФОТО1 В интерпретации Ельцина это звучит так: создав "нелегитимный центр власти" - это про Совет Федерации - с целью спровоцировать кризис, "сломать рамки политического процесса" и взять власть в свои руки.

Президентское недовольство "хозяевами страны", как он именует глав регионов, очень велико. Борис Ельцин ввел их, и Лужкова не в последнюю очередь, в большую политику еще в 1993 году, высказав идею формирования совета глав региональных администраций - Совета Федерации.

После принятия Конституции главы регионов получили право заседать в верхней палате Федерального Собрания, принимая решения по ключевым кадровым и административным вопросам.

"?тогда они? прочувствовали слабое место нашей Конституции"
Ельцин о губернаторах
Однако полноценного противовеса "враждебной" Ельцину Думе не получилось. Скандал вокруг Генпрокурора Скуратова резко изменил расстановку сил.

"Именно тогда они (губернаторы) поняли, прочувствовали слабое место нашей Конституции: с помощью простого голосования по прокурорской отставке региональные лидеры получают мощнейший инструмент власти в стране. Мощнейший инструмент давления на президента".

ФОТО2 Первый президент не сомневается, что, став президентом, Лужков заключил бы союз с коммунистами и, опираясь на губернаторов и Совет Федерации, свернул бы с пути либеральных экономических и политических реформ, установил бы в стране диктатуру, а в экономике реализовал близкую ему модель бюрократического капитализма.

Заодно досталось и Евгению Примакову, второму лидеру "Отечества - Всей России", отношения которого с Лужковым заметно охладели после выборов. И ельцинские воспоминания вряд ли способствуют их потеплению.

В книге приводится такой эпизод: Евгений Максимович, долгое время отчаянно отвергавший предложение возглавить кабинет министров, сдался после того, как наседавший на него Юмашев прибег к последнему доводу. "А вдруг с президентом что-то случится? Кто будет управлять страной, кто окажется у власти? Лужков? Вы этого хотите?" - "Нет".

"Звали этого "генерала" ... полковник Владимир Путин".
Борис Ельцин
Потому, настаивает Ельцин, так важно было противопоставить столичному градоначальнику "свой" предвыборный блок и "своего" кандидата.

Мы помним, кто им стал. "Ослабление государственной машины, ослабление спецслужб и армии, которое закономерно последовало после распада СССР, грозило дать вторичные метастазы уже в новый организм - в новую Россию. Путин одним из первых почувствовал эту страшную опасность", - говорится в главе президентских мемуаров, посвященной началу второй чеченской войны.

И далее о реакции общества: "Нашелся человек, который остановил страх. И этим человеком стал Путин... Путин избавил Россию от страха. И Россия заплатила ему глубокой благодарностью".

ФОТО3 Затем Ельцин углубляется в историю. "Россия всегда гордилась своими генералами... Когда-то, в 93-м, а может быть, еще раньше, в 91-м, я задумался: что-то не так в некоторых наших генералах. Чего-то важного им недостает: может, благородства, интеллигентности, какого-то внутреннего стержня.

Я ждал появления нового, не похожего на других генерала. А вернее сказать, похожего на тех генералов, о которых я в юности читал в книжках. Я ждал... Прошло время и такой генерал появился.

И с его приходом всему обществу вдруг стал очевиден настоящий, мужественный и высокопрофессиональный облик наших военных. Звали этого "генерала" ... полковник Владимир Путин".


Архив
Почем орден Почета
Биография Юрия Лужкова:
история конфликтов
Кепка удачно заменяет корону:
иностранцы о Москве эпохи Лужкова
Москвич в 4 раза богаче россиянина:
сравнение Москвы и России
Версия ответчика:
Версия ответчика:
Галерея карикатур