Тема дня
 3 августа 2001 г.
Совместно с NEWSru.com
Рыболовство Дальнего Востока:
море рыб и океаны китов

Какое значение имеют рыбные запасы Дальнего востока? Кто и как их добывает? С какими проблемами сталкивается рыбная отрасль России на Дальнем востоке?

Огромные стада лососей


Моря, омывающие берега Сахалина и Курильских островов, являются одним из наиболее продуктивных районов мирового океана. Сахалино-Курильский бассейн - один из крупнейших рыбопромысловых районов России.

ФОТО1 Здесь обитают многие ценнейшие виды промысловых рыб; основными объектами промысла, составляющими до 90% годового улова, являются лосось, сельдь, камбала, минтай, сайра, скумбрия, треска, навага, терпуг, палтус.

Общая биомасса обитающих в акватории области промысловых рыб составляет более 6,3 млн. тонн при общем допустимом объеме улова более 1 млн. тонн в год, в том числе рыб ? более 800 тыс. тонн, беспозвоночных ? около 285 тыс. тонн, водорослей ? около 300 тыс. тонн.

Биомасса промысловых рыб (с учетом ресурсов двухсотмильной экономической зоны России) составляет: минтая ? 1,9 млн. тонн, трески ? 190 тыс. тонн, сельди-иваси ? 1,5 млн. тонн, сайры ? 1-1,5 млн. тонн, камбалы ? 26,5 тыс. тонн.

Наиболее ценными представителями морских биоресурсов являются тихоокеанские лососи, воспроизводящиеся в реках Сахалина и Курильских островов.

Самый массовый вид лососевых ? горбуша; в реки Сахалина заходит кета, сима, кижуч, на Курилах встречается нерка. Кроме того, в водоемах области обитают такие местные виды лососевых, как таймень, кунджа, голец.

Шельф Сахалина и Курильских островов благоприятен для промысла крабов (камчатского, синего, стригуна, волосатого, колючего, равношипого), креветок, трубача, двустворчатых моллюсков (гребешок, мидии, мактра). В Татарский пролив в летний период массово заходят кальмары. Многие из беспозвоночных моллюсков и иглокожих пользуются высоким спросом на внешнем рынке.

Большое промысловое значение имеют водоросли (ламинария, анфельция и др.). Без ущерба для воспроизводства можно добывать ежегодно 2 млн. тонн морских водорослей при их общем запасе 9,8 млн. тонн.

По некоторым оценкам, добыча морской фауны в этом районе может приносить России около 4 миллиардов долларов в год. Приносит вся рыбная отрасль российского Дальнего востока, по оценкам специалистов, менее миллиарда.

Начало промысла


До начала XIX века масштабы использования водных биологических ресурсов Дальнего востока были в общем незначительными, если не считать в целом не очень масштабные прибрежный лов рыбы, в основном лососей, и добычу "мор-зверя" для собственных нужд аборигенами Дальнего Востока.

Первыми в конце XVIII столетия хлынули в богатый дальневосточный регион зверобои и китобои. Российские промышленники в первую очередь интересовались морским бобром ? каланом, правда, попутно полностью истребили знаменитую стеллерову корову.

ФОТО2 Не отставали и американцы, в середине XIX века только в Охотском море собиралось до 250 судов, которые охотились на тихоходных гладких китов. Американским и английским зверобоям также принадлежит "честь" первого истребления в XVIII и XIX веках поголовья котиков в дальневосточных морях.

Были попытки в те годы организовать и российский китобойный промысел, но они оказались неудачными.

Рыбный промысел силами россиян в дальневосточных морях начал развиваться позднее ? в 60-70-е годы XIX века. В начале 1860-х годов на западно-камчатском шельфе пытались организовать крючковый лов трески американцы, но, несмотря на хорошие уловы, этот промысел развития не получил из-за удаленности от американских берегов.

Примерно с этого времени в российских водах начался и регулярный японский рыбный промысел. На Сахалине японцы в большом количестве вылавливали нерестовую сельдь на тук и лососей.

Затем японский лососевый промысел распространился в Приморье, на Амур, Камчатку и северо-охотоморские районы. Активность и масштабы деятельности японских рыбопромышленников заметно выросли в 90-е годы.

Планами царского правительства предусматривалось расширенное хозяйственное освоение Дальнего Востока. Соответствующее место при этом отводилось рыбному делу, поскольку по существу не тронутыми еще оставались запасы большинства промысловых рыб, ракообразных, моллюсков и водорослей.

Быстрое развитие собственного рыбного промысла совпало с большой волной переселенцев на Дальний Восток из западных районов страны.

На рубеже XIX- и XX-го столетий основу дальневосточного промысла рыб составляли лососи.

Потом была война и революция


Ход событий был нарушен русско-японской войной, которую Россия, как известно, проиграла. Победившая Япония рассчитывала на монопольное право для своих подданных в эксплуатации российских вод ?на вечные времена?.

В 1907 году во время заключения мирного договора была подписана и рыболовная конвенция, в результате чего японские рыбопромышленники действительно получили широкий доступ в российские воды, а южная половина Сахалина и Курильские острова вообще отошли Японии.

К 1922 году, когда закончилась гражданская война, из 361 рыбного прибрежного участка, где добывались лососи, 323 были в руках японцев, которые вели себя здесь, как в покоренной стране.

Советский этап в развитии рыбного хозяйства Дальнего Востока, как и прежде, характеризовался основным вниманием к промыслу лососей, для лова которых не нужен был флот.

Новые руководители рыбного дела на перспективу ставили большие цели. При этом имелась в виду организация крупного государственного промысла не только лососей, но также морских рыб, беспозвоночных и морского зверя.

Однако в 30-е годы оба пятилетних плана рыбной отрасли партийными и директивными органами были признаны вредительскими со всеми вытекающими из этого последствиями, в том числе репрессивными.

Волевым порядком определили абсурдно высокие планы добычи ? 1095 тыс. т к 1933 г. Такой уровень уловов был достигнут только в 60-х годах, а реальный темп увеличения вылова в течение первой пятилетки как раз вписался между первым и вторым ?вредительскими? планами.

Потом была еще одна война


С началом Второй мировой войны совпало прекращение подходов к берегам Приморья сардины иваси, дававшей около трети дальневосточного вылова рыбы. Ее пытались искать по всему Японскому мирю, но тщетно. Сардина тогда исчезла надолго, очередная вспышка ее численности началась только в 1972г.

Сразу после войны, несмотря на большие потери и трудности, рыбная промышленность была реорганизована и стала быстро развиваться.

Новое оскудение пришлось на 90-е годы, когда произошло непомерное удорожание рыбы и морепродуктов и уменьшения количества выловленной рыбы. Дальневосточные экологи и специалисты рыбной отрасли говорят, что ситуация очень напоминает замкнутый круг: прекращено финансирование из федерального бюджета отраслевой науки, строительства флота, прекращены инвестиции в возведение рыборазводных заводов и других рыбохозяйственных объектов.

Но и правительство не виновато, ведь основным источником финансирования всего этого являются средства, формируемые за счет оплаты российскими и иностранными рыбаками выданных им разрешений на право лова рыбы и других водных объектов.

А этот "кошелек" в последние годы пополняется совершенно неудовлетворительно. За рубежом, по некоторым данным, продается около 90 процентов добытой российскими рыбаками свежей, 80 процентов мороженой, 84 процента ? филе, 80 процентов ? крабовой продукции.

По некоторым оценкам, добыча морской фауны в этом районе может приносить России около 4 миллиардов долларов в год. Приносит же вся рыбная отрасль российского Дальнего востока, по оценкам специалистов, менее миллиарда.

Специалисты утверждают: экспортная ориентация ныне присуща всем рыбопромышленным предприятиям России. Впрочем, сказать точно, сколько вылавливают и продают наши рыбаки, не может никто. Статистика ведется странно.

Например, по официальным российским данным, в 1999 г. наш экспорт морепродуктов в Японию составил 82,5 тыс. тонн, а по японским данным, импорт российских морепродуктов составил 215,9 тыс. тонн.

Кроме того, российский рыбопромысловый флот принадлежит частным предприятиям. У государства нет фактически ничего. А потому российского рыбака заманить к российскому берегу с рыбой на борту можно лишь, создав выгодные экономические механизмы. Пока же ничего подобного нет.

За проход наших рыболовецких судов, скажем, по Кольскому заливу взимают плату. И кредиты в японских, южнокорейских, других банках рыбакам брать гораздо выгодней, нежели в российских.

Считается, что таким образом ежегодно российский бюджет теряет около 2,5 миллиарда долларов на нелегальном лове.

Как делят квоты


Механизм распределения квот и прост, и сложен. Существует научно-промысловый Совет, куда входят заместители департамента рыболовства Минсельхозпрода, глав администрации рыбопромысловых регионов, директора институтов, представители рыбоохраны.

После определения оптимально допустимого улова (ОДУ) квоты делят по регионам. Часто больше получает тот, у кого "голос громче".

Дальше представители регионов увозят полученную квоту к себе. И там все повторяется. Среди получателей квот зачастую встречаются самые неожиданные люди, структуры, организации. К примеру, банки.

Далневосточные журналисты в связи с этим любят подчеркивать, что "главные рыбаки" не на Камчатке или Сахалине, а в Москве.

С 2000 года квоты на вылов биоресурсов рыбные чиновники начали продавать, чему прежде активно противились.


Архив
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
Курильский рыбный скандал:
из-за чего все поругались
Проблема Курил после 1945:
два взгляда на одну проблему
Курильские острова:
где это и зачем оно нам
Япония сегодня:
из энциклопедии "Темы дня"
Основные цифры Южной Кореи:
10610 долларов на каждого
Галерея карикатур