Тема дня
 6 января 2004 г.
Совместно с NEWSru.com
Справка
Пилотируемые полеты на Марс:
дело далекого будущего

Реально придумывать первые марсианские корабли для пилотируемой экспедиции к Красной планете в конце 50-х годов начал российский конструктор Сергей Королев. По его представлениям, для организации полета необходимо было на низкой околоземной орбите собрать из отдельных блоков марсианский пилотируемый комплекс. После экспедиции продолжительностью более 2,5 лет (непосредственная посадка на Марс, пребывание на Красной планете, старт и обратный полет) к Земле вернулась бы лишь часть корабля.

Рассматривался и вариант "безостановочного" облета Марса или Венеры, без посадки на планету или выхода на ее орбиту искусственного спутника. В этом случае корабль выводится на такую траекторию полета, которая пересекает одновременно орбиты Земли и планеты назначения и позволяет ему, подобно бумерангу, через некоторое время возвратиться на Землю. Однако неудачи с советской "лунной программой" заморозили и проекты, посвященные Марсу.

Параллельно американцы также обратились к идее полетов на дальнюю планету. NASA занялась разработкой космических ядерных технологий: созданием бортовых источников энергии с применением ядерных реакторов. Проект получил название "Прометей". Разработка ядерного ракетного двигателя позволит втрое увеличить скорость космических путешествий. Это позволит ускорить полеты к другим планетам. Например, полет на Марс на ядерной ракете займет два-три месяца, а не шесть-семь, как при использовании нынешних ракет.

Оборудование, имеющееся сейчас, не лучшим образом подходит для Марса. Поскольку с самого начала предполагалось, что полет на Марс будет гораздо более длительным, чем околоземные орбитальные полеты, авторы всех марсианских проектов были озабочены обеспечения жизнедеятельности будущего экипажа. До сих пор космонавты летали на орбиту Земли с запасом кислорода, воды и продуктов, который в длительной экспедиции негде и нечем пополнять. Останавливало разработку марсианского полета человека и отсутствие знаний о длительном воздействии невесомости на организм человека.

Землянам на борту марсианского космического корабля предстоит создать аналог земной биосферы, где смогут существовать человек, животные, растения, микроорганизмы. При этом нужно решить проблему их защиты от галактического и солнечного космического излучения.

Или, к примеру, скафандры. В настоящее время используются скафандры, претерпевшие не так уж много изменений со времём полётов на Луну и первых десятилетий освоения космоса. Их конструкция чересчур громоздка и неудобна. Если в невесомости лишний вес скафандра не составляет особой проблемы, на планете они будут серьёзной обузой, тем более, что скафандр придётся носить, не снимая, достаточно длительное время.

Современные скафандры плохо приспособлены к работе в атмосфере, где постоянно дует ветер и в воздухе полно пыли (а Марс именно таков), и сильно ограничивают подвижность. Вдобавок, они не способны защитить космонавта от радиации. Раньше это было не нужно, околоземные полёты проходят в пределах земной магнитосферы, но во время полёта к Марсу это может оказаться серьёзной проблемой.

Ученые считают, что для подготовки полета к Марсу прежде должен быть проведен сопоставимый с ним по продолжительности (около двух лет) наземный эксперимент. Для этого российские ученые модернизируют опробованные на орбитальной станции "Мир" системы жизнеобеспечения, гарантирующие 100%-ное восстановление и повторное использование воздуха и воды, системы радиационной безопасности - радиационные убежища и лекарства; центрифуги для создания искусственной силы тяжести.

Продолжительная и автономная экспедиция на Марс потребуют создания на борту межпланетного корабля специального медицинского центра и включения в состав экипажа универсального врача, способного при необходимости оказывать разнообразную медицинскую помощь.

Так что пилотируемые полеты на Марс могут стать реальностью не раньше, чем через 20 - 25 лет. Это - весьма дорогостоящая задача. Тянуть ее в одиночку какой-либо одной стране - крайне тяжело, нужна тесная кооперация. Hужно время для подготовки техники, сведения воедино всех разработок, которые пока во многом носят теоретический характер, - так считает и российский космонавт Елена Кондакова.

По ее мнению, одним из главных условий будущих длительных полетов станет психологическая совместимость экипажа. "Это - очень больной вопрос, над которым надо еще работать и работать, - рассказывает Кондакова. - Ранее уже были ситуации, когда из-за психологического состояния экипаж досрочно спускали на Землю. Хотя это было давно, много лет назад, проблема остается". Если говорить о физических возможностях космонавтов, то медицина утверждает, что человек может безболезненно находиться в космосе на протяжении двух лет. Это подтверждают рекорды российских космонавтов.


  Архив
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
  1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Американские марсоходы-близнецы:
почему сразу два

Марсоход Beagle-2:
неудавшееся наступление на Красную планету

Российская программа покорения Марса:
история неудач

Исследования Марса:
вечно не хватает денег

Международная космическая станция:
осталась только она

Американские космические программы:
порождение вызова и амбиций

Человек и Вселенная:
как и зачем ведутся космические исследования

= Исторические чтения=
Победа повстанцев

Форум Темы дня
Пишите Теме дня
Галерея карикатур