Тема дня
 7 июня 2001 г.
Совместно с NEWSru.com
Справка
Аргументы за ввоз:
полезно, как навоз

Какие доводы приводят сторонники ввоза в Россию отработанного ядерного топлива? Какие выгоды это несет России?

Ядерные отходы v это не вредно


Ниже приведена выдержка из стенограммы заседания Государственной Думы, на котором поправки о ввозе в Россию облученного ядерного топлива были приняты во втором чтении (21 декабря 2000 года).

Законопроекты, касающиеся поправок в законы в связи с новой технологической ситуацией в атомной промышленности представлял Р.И. Нигматулин из депутатской группы "Регионы России (Союз независимых депутатов)".

Вот что он, в частности, сказал.




"В последние годы формируется новая технология в атомной энергетике, обеспечивающая энергетический ресурс человечества на тысячелетие. При этом таковым бесспорным ресурсом становится то, что ныне трактуется некоторыми как радиоактивный отход.

Нынешняя технология в атомной энергетике связана со следующим. Есть тепловыделяющие сборки, в циркониевых трубах находится низкообогащенный уран, содержащий 3-5 процентов дорогого и редкого изотопа, уран-235, и плюс остальное - относительно дешевый уран-238.

После реактора вырабатывается около половины этого дорогого урана-235 плюс нарабатывается столько же плутония за счет природного дешевого урана-238. И этот продукт называется "ОЯТ" (облученное ядерное топливо) и ныне трактуется некоторыми как радиоактивный отход. Эта тепловыделяющая сборка (ТВС) после многолетней выдержки, до 50 лет мокрого и сухого хранения, должна быть захоронена в геологически-изолированных объемах, и так делается в Соединенных Штатах Америки.

Новая ядерная химическая технология состоит в следующем. Отработанные ТВС (тепловыделяющая сборка, состоящая из циркониевых труб, в которых надежно упаковано облученное ядерное горючее, то есть до 50 процентов остаточного урана-235 и примерно столько же наработанного плутония)... После 20-летней выдержки хранения радиоактивность ТВС падает примерно в 100 раз и ее можно пустить в переработку, очистить от небольшого количества шлаков и использовать в качестве новой загрузки в быстрых и обычных реакторах.

Через 10-20 лет такая технология получения топлива станет экономически выгодней, чем традиционная, связанная с выделением редкого изотопа и урана-235 из руды. Кроме того, мы должны обеспечить переход атомной энергетики на реакторы на быстрых нейтронах, дающих расширенное производство ядерного горючего и перевод в трансмутацию долгоживущих радиоактивных элементов в короткоживущие, что позволит возвращение на вечное хранение отходов сделать с той же радиоактивностью, которую имеет исходная руда.

Таким образом, ТВС с отработанным ОЯТ (облученным ядерным топливом) вместо отходов становятся энергетическим ресурсом, причем стратегическим, обеспечивающим человечество на тысячу лет.

В перспективе роль урана-235 будет сведена только к запуску вот этого ядерного цикла, в котором относительно дешевый природный уран-238 становится исходным продуктом, сырьем (или источником) для получения плутония.

Позволю себе привести следующую аналогию. Навоз огромной свинофермы. Нет технологии и оборудования для переработки свиного навоза. Навоз - источник загрязнения окружающей среды, и владелец свинофермы готов платить за его вывоз. Если у вас есть технология и оборудование для переработки этого навоза, то, во-первых, вы можете получать деньги с владельца фермы за его вывоз и, во-вторых, получать ценное сырье, а после переработки этого сырья вы получаете товар (ценное удобрение, которым можете торговать) и, следовательно, деньги.

Целесообразность ввоза и возврата ОЯТ (облученного ядерного топлива) диктуется также условием более гарантированного нераспространения ядерного оружия, урана-235 и плутония, особенно в связи с поставками ядерного топлива, свежих ТВСов на атомные электростанции в некоторые страны. Ведь из отработанных, облученных ТВСов можно извлекать уран-235 и плутоний для атомной бомбы.

Это связано вообще с будущим человечества и с будущим нашей страны. Для того чтобы развивать описанную технологию переработки отработанных ТВСов с облученным ядерным топливом, необходимо построить дополнительные хранилища, а для дальнейшего совершенствования технологии, то есть трансмутации, построить реакторы на быстрых нейтронах.

Один такой быстрый реактор БМ-600 с натриевым теплоносителем уже много лет работает на Белоярской атомной станции. Уже есть проект БМ-800, который лицензирован Госатомнадзором. Ведутся исследования для разработки самого безопасного реактора со свинцовым теплоносителем с естественной, гарантированной, абсолютно гарантированной, или пассивной, безопасностью.

Следует иметь в виду, что транспортировка, хранение и переработка ТВСов с облученным ядерным топливом - самые безопасные ядерные операции в атомной технике. Если нынешняя технология, основанная на уране-235, обеспечена сырьем на 50-80 лет, то новая технология позволит обеспечить человечество энергией на тысячи лет, но для ее освоения нужны инвестиции.

Вторая проблема - экологическая проблема. За более чем полвека работы атомных предприятий и лабораторий по разработке атомных технологий, в основном атомного оружия и атомных подводных лодок, в России возникла острая необходимость в проведении работ по реабилитации территорий для демонтажа и захоронений реакторов и емкостей с радиоактивными материалами, отходами.

Правительство России приняло целевую программу ядерной и радиационной безопасности, которая начинается со следующего года и действовать должна шесть лет. На нее предполагается выделить 6 миллиардов рублей, то есть по 1 миллиарду в год. Но уже в 2001 году вместо 1 миллиарда мы с вами дали в шесть раз меньше - 170 миллионов рублей. Таковы возможности нашего бюджета.

Для очистки только одного "Курчатовского" института, находящегося в Москве, в 10 километрах от этого места, требуется сумма в 3,4 миллиарда рублей. На ближайшие два-три года ряд регионов России требует 48 миллиардов рублей, а выделено на 2001 год, как я уже сказал, 170 миллионов. Не 48 миллиардов, а 170 миллионов рублей!

На ближайшие 10 лет, согласно скромным оценкам, для реабилитации объектов и территорий в Челябинской, Томской, Читинской, Калужской, Ульяновской, Мурманской, Архангельской и Свердловской областях, Красноярском, Хабаровском и Приморском краях, в Москве, Санкт-Петербурге потребуется 200 миллиардов рублей. Обещано на шесть лет 6 миллиардов рублей - по 1 миллиарду в год, а надо по 20. Таким образом, рассчитывать на 200 миллиардов рублей из бюджета в ближайшие 10 лет не приходится.

Кстати, в США на экологические программы по атомным объектам потратят 6 миллиардов долларов только в 2001 году. Они - 6 миллиардов долларов, а мы - 170 миллионов рублей в следующем году. То есть разница огромная, в 30 раз! А все программы составят в Соединенных Штатах 200 миллиардов долларов. Мы же просим 200 миллиардов рублей, и тех нет!

Каковы же экономические возможности атомной энергетики? Может возникнуть предположение: а что, если все эти экологические средства повесить на атомную энергетику, она ведь зарабатывает на производстве электроэнергии?

Строительство хранилищ сухого и мокрого хранения отработанных собственных наших отечественных ТВСов для атомных электростанций требует отчислений около 3-4 процентов стоимости электроэнергии, то есть 1 копейку из 30 копеек (1 цент за киловатт-час), 1 копейку из 30. И в год это около 1 миллиарда рублей, или 15 процентов всех инвестиций в атомную энергетику.

Конечно, это существенная сумма - 1 миллиард, не 170 миллионов - и реально исполнимая. Атомная энергетика справится с этой своей (своей!) проблемой сама, со своим облученным ядерным топливом, если ей платить этот цент за киловатт-час ее продукции. Но если на атомную энергетику повесить и экологические проблемы, то есть все 200 миллиардов рублей за 10 лет, созданные не атомной энергетикой, а военным и атомным комплексами (это бомбы и подводные лодки), то надо поднять цену за электроэнергию с 30 копеек в два раза, практически 60 копеек нужно за киловатт-час брать. Это нереально при принятой у нас в стране стратегии с аномально заниженной долей оплаты труда в ВВП. Ибо сейчас "Росэнергоатом" не может получить с РАО "ЕЭС..." даже 30 копеек (а что уж говорить о 60!) за киловатт-час.

Откуда же взять инвестиции? Специалисты предлагают инвестиции для новых технологий переработки ОЯТов (облученного ядерного топлива) - вот то, что я говорил, - и для восстановления экологии, радиационно-загрязненных и радиационно опасных объектов заработать. Другого пути нет. Если большинство политиков и предпринимателей ждут иностранных инвестиций, которых на макроэкономическом уровне не будет даже и 10 процентов от необходимого, то здесь ученые и специалисты самого высокого класса, лидеры в своем деле предлагают реальный и крупный проект.

Многие говорят, что Россия может развиваться только за счет мозгов и новых технологий. Но для многих это дежурные и абстрактные слова, а также повод ссылаться на отсутствие денег и справедливо поругать нынешние порядки. Мы же не просим денег, мы просим разрешения работать по новым атомным технологиям, чтобы развивать производство и улучшать экологию, финансировать государство и экономику страны.

В мире накоплено 200 тысяч тонн ОЯТа - облученного ядерного топлива, из них в России - 14. Из 200 - 14 у нас в стране. В ближайшее 20-летие его станет 400 тысяч тонн, а в России - 20 тысяч тонн. Если к своим 20 тысячам тонн мы завезем 20 тысяч тонн облученного ядерного топлива, то только за хранение его мы получим за 10 лет 20 миллиардов долларов. Это 20 миллиардов долларов, или 570 миллиардов рублей!

То есть на каждую тонну своего облученного ядерного топлива мы предполагаем ввезти на хранение и переработку 1 тонну чужого ОЯТа. А Франция со своей маленькой и густонаселенной территорией, где растет виноград, предполагает на каждую свою тонну ввести 2,5 тонны чужого облученного ядерного топлива. Тогда вот эти 20 миллиардов долларов, заработанных ядерщиками за 10 лет только за хранение ввезенного иностранного ОЯТа, можно истратить следующим образом.

Первое. 3,5 миллиарда долларов, то есть 100 миллиардов рублей, - отчисления в государственный бюджет. Не просим из госбюджета, а, наоборот, будем его поддерживать. Это социальная сфера, оборона, наука и так далее.

Второе. 2,5 миллиарда долларов, или 70 миллиардов рублей, - на переоснащение объектов атомной промышленности за счет продукции отечественного машиностроения, приборостроения и электротехники. То есть это инвестиции в отечественную промышленность.

Третье. 7 миллиардов долларов, или 200 миллиардов рублей, - это инвестиции в развитие описанных новых технологий в атомной энергетике. То есть это строительство хранилищ, производство установок для переработки облученного ядерного топлива и реакторов на быстрых нейтронах и так далее.

И вот четвертое, самое важное. 7 миллиардов долларов, или 200 миллиардов рублей, о чем я говорил выше, - это могут быть инвестиции в решение вышеописанных экологических проблем для объектов и территорий с традиционными технологиями. Кстати, не надо думать, что рынок облученного ядерного топлива со своим сверхдоходом (подчеркиваю: со своим сверхдоходом) нас ждет. Начинает разворачиваться жесткая конкуренция. Если мы потеряем несколько лет, то овладевать своей долей на рынке будет гораздо тяжелее.

Пока у нас есть преимущество. Мы обладаем самой передовой технологией переработки ядерных материалов, разделения изотопов, уникальным опытом разработки и эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах.

Я знаю, с каким восхищением и завистью американские специалисты оценивают наш проект реактора на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем. Этот реактор абсолютно гарантирован от тяжелых аварий с выбросом радиоактивных веществ, как это было на Чернобыльской станции. У нас имеется опыт работы со свинцовыми и висмутовыми реакторами на подводных лодках. Это уникальные технологии, недостижимые пока для Соединенных Штатов Америки.

Таким образом, в связи с новой технологической перспективой в энергетике, необходимостью срочных экологических работ возникает необходимость совершенствования законодательства. Работа по совершенствованию законодательства для атомной промышленности, энергетики и экологии ведется уже более трех лет.

Приходится преодолевать страх и недоверие к атомным технологиям. Причем этот страх и недоверие носят как объективный, обоснованный характер, так и усиленно насаждаемый некоторыми средствами информации, некомпетентными защитниками (в кавычках) народа. Но надо исходить из того, что технологически этот проект с хранением и переработкой ОЯТ обоснован. Он продвигается ведущими учеными -как ядерщиками, так и профессиональными экологами, медиками и гигиенистами.

Предлагаемый пакет из трех законопроектов поддержан Высшим экологическим советом Госдумы, где собраны профессионалы и представители общественных организаций. Минатом организовал поездки депутатов на горно-химический комбинат в Красноярске, на фирму "Кожема" во Франции и фирму "БНФЛ" в Англии. Депутаты смогли убедиться в уровне производства как у нас, так и за рубежом. Они убедились, что это не ядерные свалки, а суперсовременное производство.

Таким образом, технологических опасений нет. Главное опасение депутатов связано с недоверием к власти, к чиновничеству. Многие опасаются, что мы завезем зарубежное облученное ядерное топливо, а заработанные средства будут использованы нецелевым образом. Более того, они будут растащены нечистоплотными людьми, а Россия утяжелит свою экологию. К сожалению, это опасение, как показывает новейшая история России, имеет серьезные основания-

Вашему вниманию представляется первый законопроект "О специальных экологических программах реабилитации радиационно-загрязненных регионов Российской Федерации, финансируемых за счет поступлений от внешнеторговых операций с облученным ядерным топливом". Указанный законопроект предусматривает разработку и реализацию специальных экологических программ реабилитации радиационно-загрязненных регионов Российской Федерации и потенциально опасных объектов, в частности атомных подводных лодок, финансирование которых будет осуществляться за счет поступлений в Фонд Минатома от внешнеторговых операций с ОЯТ.

Реабилитация территорий, загрязненных радиоактивными веществами, включает обработку территорий, демонтаж и утилизацию радиационно-опасных объектов, ряд мер в области здравоохранения и социальной защиты населения. Как уже указывалось, предполагается привлечь крупные внебюджетные средства (это 200 миллиардов рублей, или 7 миллиардов долларов), и это реальный способ решения указанных проблем в сжатые сроки.

Законопроектом вводится понятие единого комплексного проекта, связывающее каждую отдельную внешнеторговую операцию с облученным ядерным топливом со специальной экологической программой. Он предусматривает обязательное проведение государственной экологической экспертизы каждого комплексного проекта, а также участие Правительства Российской Федерации и соответствующего субъекта Федерации в определении годового лимита ввозимого облученного топлива с учетом фактических возможностей предприятий регионов, осуществляющих хранение и переработку топлива.

Центральное место этого закона - это статья 3 "Финансирование специальных экологических программ реабилитации радиационно-загрязненных регионов Российской Федерации". Порядок и объем финансирования таких программ из Фонда Минатома устанавливается Правительством Российской Федерации и соответствующим субъектом Федерации. Группа депутатов из КПРФ предлагает, чтобы это закреплялось законом о бюджете, и это правильно. Ко второму чтению мы подготовим соответствующую формулировку.

Принятие законопроекта не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета. Правительство Российской Федерации 20 ноября поддержало данный законопроект, подтвердило свое согласие, указав, что порядок использования полученных средств будет устанавливаться законом о федеральном бюджете на соответствующий год. Комитет по экологии как профильный комитет и ряд других комитетов также поддержали данный законопроект.




Ядерные отходы v это полезно


Есть у сторонников ввоза ОЯТ в Россию и другие аргументы. Например тот, что работать с ядерными технологиями не опасно, если соблюдаются необходимые меры безопасности.

Об этом 6 июня рассказал заместитель директора Государственного научного центра России "Институт биофизики" Лев Булдаков.

По его словам, это подтверждает уровень здоровья населения в "Закрытых административно-территориальных образованиях" (ЗАТО) России, где добывается уран или производится ядерное оружие. По его данным, "показатели здоровья населения в этих образованиях выше среднероссийских".

"В ЗАТО средняя продолжительность жизни составляет 71 год, в то время как по России - 65-68 лет, - отметил ученый. - Частота заболеваний в ЗАТО тоже меньше. Это касается сердечно-сосудистых недугов и инфекционных заболеваний, например туберкулеза".

Вместе с тем он отметил, что по онкологическим заболеваниям в ЗАТО показатели менее оптимистичны, "хотя тоже ниже среднероссийских". "Все это наглядно демонстрирует, что при надлежащем медицинском обслуживании населения ядерные технологии не являются опасными, как их пытаются представить некоторые группы экологов", - заявил Булдаков.

Ученый сообщил, что в результате обработки медицинских данных по многотысячному населению ЗАТО получены объективные показатели по безопасному уровню облучения. "При годовом облучении в 30 рентген у человека опухоли не обнаруживаются. Однако при облучении в 40 рентген у 50% облученных развивается рак легких, печени или крови", - отметил он.

Булдаков напомнил, что в начале работ с ядерными веществами в 1948-1953 годах, когда еще не были приняты соответствующие меры безопасности, из 12,5 тыс. человек на ПО "Маяк" острой лучевой болезнью были поражены 40 человек.

  

  Архив
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
  1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Наши ядерные отходы:
где они сейчас

Аргументы против:
почему все умрут

Состояние атомной отрасли:
Госатомнадзор про Минатом

Мнение граждан:
энтузиастов мало

Кто повезет к нам отходы:
ЦРУ, морпехи и масоны

Смотрите также
Форум Темы дня
Пишите Теме дня
Галерея карикатур