Тема дня
 18 марта 2004 г.
Совместно с NEWSru.com
Справка
Планы реконстукции Манежа:
подземные гаражи и ресторан

Примыкающее к торговому центру "Охотный ряд" здание бывшего конногвардейского Манежа (как его называли в XIX веке, экзерцицгауза)входило в "группа риска" и было в списке архитектурных шедевров, которые московские власти намерены были подвергнуть капитальной реконструкции.

После того как пять лет назад к юбилею столицы Зураб Церетели и его компания кардинально изменили облик Манежной площади, власти решили взяться и за то самое сооружение, в честь которого эта площадь была названа. Конкурс на реконструкцию Центрального выставочного зала был бы бурным: на тендер выставлялось здание прямо у стен Кремля и с безграничной рыночной рентабельностью - победитель станет генеральным менеджером огромного комплекса. Правда, с одним условием: Манеж должен был оставаться выставочным залом, а владелец - иметь опыт выставочной работы.

Архитектурной концепцией будущего Манежа занималась 14-я мастерская "Моспроекта 2" под руководством архитектор Павла Андреева. Его проект предполагал две стадии: реставрацию фасадов и интерьерьеров, а затем, в соответствии с заданием московской мэрии, расширение экспозиционных площадей, обеспечение Манежа современной выставочной техникой и инфраструктурой.

Однако готового проекта реконструкции Манежа не существовало. Архитекторы признавали, что надо сохранить деформированные и прогнувшиеся стропильные фермы, для чего необходимы были бы дублирующие металлические конструкции. Фундаменты нуждались в починке, стены - в реставрации, исказившие интерьер металлические колонны советского времени - в разборке.

Однако предложения, касавшиеся изменения исторического облика памятника, настораживали: авторы проекта реконструкции вольно рассуждали о двух подземных этажах, - с техническими помещениями, складами, гардеробами, туалетами и частьь экспозиционных площадей, и с гаражом. В торцах внутреннего пространства хотели соорудить офисы, конференц-залы, кафе. То есть реставрация превращалась в реконструкцию с изменением исторического облика.

Манеж был ценен и уникален именно своей открытостью. Сам по себе он смотрелся продолжением площади: дух неформальности витал здесь и в XIX веке (когда внутри дирижировали оркестрами Берлиоз и Штраус), и в ХХ веке (когда Хрущев материл абстракционистов). Самая уникальная достопримечательность - крыша, возведенная по проекту инженера Августина Бетанкура в 1817 году. Именно ее и собираются укрепить, закрыв деревянный каркас (основная потеря после реконструкции). Известно, что легендарные фермы Бетанкура потребовали серьезного инженерного вмешательства еще в первой половине XX века: в 1930 году под ними поставили подпорки, что изменило исторический облик и резко ухудшило зрительное восприятие внутреннего пространства Манежа. Сделано это было не случайно - трехметровой длины балки ферм просели на метр! Не сломались, а именно просели, вытянулись.

Эсперты, профессионально занимающиеся охраной архитектурного наследия, находили множество возражений против планов реконструкции:

Юрий АВВАКУМОВ, архитектор - Ситуация с Манежем напоминает то, что несколько лет назад происходило с реконструкцией Гостиного двора. Все начиналось с громких заявлений о создании идеального места досуга москвичей. Программа предусматривала специальное выставочное и концертное пространство, освобождение подземного уровня под склады, необходимые для обеспечения инфраструктуры выставочного зала-двора. Размер же самого двора - двенадцать тысяч квадратных метров - с площадь Святого Марка в Венеции! Почему же он теперь еле-еле функционирует? Перекрытое крышей здание, способное принять около девяти тысяч человек, по своим технологическим и противопожарным параметрам оказалось рассчитано не более чем на три тысячи. Потому в конце концов все и обернулось режимным предприятием с безжизненной зареставрированной архитектурой, куда вход - строго по билетам. Чтобы случайно не вошло больше, чем сможет выйти, если вдруг, не дай Бог, случится пожар.

То же и с Манежем. Конечно, доходная выставочная деятельность может происходить и в центре города. Однако для этого совершенно не обязательно строить выставочный центр с системой складов и технологических помещений на все случаи жизни, которые будут обеспечивать его функционирование. Манеж сам по себе имеет площадь в 9 тысяч квадратных метров. Из них даже в застойные годы под складирование временных стенок и перегородок отводилось не более пяти процентов. При современном развитии выставочной техники не составляет труда привезти, с колес смонтировать выставочный стенд любой степени сложности. А потом благополучно увезти на склад где-нибудь за городом. Во всем мире экспоцентры выносятся за пределы исторического ядра, а под престижными Гранд Пале в Париже или Галереей Виктора Эммануила в Милане никто ничего не копает, и никому не приходит в голову накрыть куполом привлекающий массы местных жителей и туристов каток в торговой части Рокфеллер-центра в Нью-Йорке. А задача построить под дорогой землей в центре Москвы гигантский склад представляется просто абсурдной.

Если проект осуществится, под Манежем возникнет продолжение Охотного ряда - дикое количество тесных магазинов с ресторанами и недоуменно озирающиеся люди с авоськами в руках, возникающие в выставочном зале как гномы из подземелья. Либо это пустая трата денег, неработающая экономическая модель. Заинтересованы в ней могут быть только 800 тысяч московских строителей (если верить Владимиру Ресину, то у нас каждый десятый москвич, не считая приезжих молдаван и белорусов, строитель), создавших свою идеальную замкнутую систему. В ней работают те, кто проектирует, строит, и те, кто кое-как эти строения обслуживает, эксплуатирует. В последнее время в этой системе заметно усилилось подразделение 'ликвидаторов', расчищающих площади для новых заказов - условий функционирования системы в целом. В принципе горожане в эту модель могут уже и не включаться.

Алексей КОМЕЧ, директор Института искусствознания РАН:

- Использование подземного пространства под памятником архитектуры такого значения совершенно недопустимо: это запрещает и федеральный закон, и московский. Строительство новых этажей, пусть даже таких, которые не видно с поверхности земли, грубо искажает исторический облик здания, угрожает его целостности и противоречит его назначению.

Проект реконструкции Манежа не был согласован в Министерстве культуры. Архитектор уверял в реальной возможности усиления конструкций с помощью дополнительных ферм без разборки здания. Надеюсь, Павел Юрьевич Андреев памятнику не враг. Но у него был заказ, инициированный московским правительством, по строительству гаражей.

Нет никакого сомнения, что здесь должно пройти чисто реставрационное воссоздание. Новодел должен возникнуть деревянной конструкцией над Манежем, он должен продолжать оставаться выставочным залом, с минимальным количеством служебных помещений, без всякой пресловутой реконструкции под ним гаражей и прочих ресторанных прелестей. Это единственный научный путь воссоздания памятника... Я был во время пожара около здания, ошарашено смотрел на все и слушал, о чем говорят люди. Все были очень довольны - три четверти людей звонили по мобильникам, и говорили - здесь так здорово, приезжай, Манеж горит - это так красиво... но по поводу причин не было ни малейшего разногласия - сожгли. Обсуждался вопрос только кто - власти или коммерсанты. Я должен сказать - какую же репутацию нужно заработать, чтобы получить такое народное толкование?


  Архив
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31  

Августин де Бетанкур:
автор первой крыши Манежа

Осип Бове:
главный архитектор Москвы

Манеж:
главная выставочная конюшня страны

Почему сгорел Манеж:
и кому это выгодно

= Исторические чтения =
Срыв переворота

Форум Темы дня
Пишите Теме дня
Галерея карикатур