Тема дня
 24 мая 2002 г.
Совместно с NEWSru.com
Справка
СНВ, ПРО и другие:
дорога к договору

США и Россия выполнили условия Договора СНВ-1 к концу 2001 г. Этот договор ограничивает стратегические арсеналы до 6000 боезарядов, которые подсчитываются в соответствии с развернутыми носителями. Договор СНВ-2, ограничивающий стратегические вооружения до 3000-3500 боезарядов, так и не вступил в силу.

Консультации по содержанию Договора СНВ-3, который был призван сократить стратегические вооружения России и США до 2000-2500 боезарядов, велись российской стороной с администрацией Клинтона в течение 1997-2000 гг. и закончились безрезультатно.

Главной причиной разногласий стала проблема "возвратного потенциала". Российская сторона настаивала на необходимости ликвидации выводимых из зачета систем доставки. Американская сторона, заинтересованная в сохранении стратегических носителей, предпочитала проводить сокращения за счет разгрузки носителей и переориентирования их на решение "неядерных" задач.

Значительно осложнило ход консультаций решение администрации Клинтона о развертывании национальной ПРО, запрещаемой Договором по ПРО.

США предложили России пойти на модификацию Договора по ПРО в обмен на заключение СНВ-3, но российская сторона отвергла это предложение. В течение длительного периода позиция России заключалась в том, что дальнейшие сокращения СНВ возможны только в условиях сохранения и укрепления Договора по ПРО. Российские официальные лица неоднократно заявляли, что в ответ на выход США из Договора, Россия не только денонсирует СНВ-2, но также выйдет из Договоров РСМД (о ликвидации ракет средней и меньшей дальности) и СНВ-1.

Заявление российского президента В.В. Путина 14 ноября 2000 г. содержало новое предложение: предложение договориться о сокращении стратегических арсеналов США и России до 1500 боезарядов. Однако, российская позиция по Договору по ПРО в то время оставалась неизменной.

Администрация президента Буша радикально изменила подход США к политике контроля за вооружениями.

В США было принято решение сократить СНВ, но при этом осуществлять эти сокращения вне каких-либо обязывающих договорных рамок. Помимо этого, администрация Буша, в отличие от предыдущей, взяла курс на развертывание полномасштабной системы ПРО, не ограничиваемой какими-либо международными соглашениями.

В создавшихся условиях длительное время стороны не вели каких-либо официальных консультаций по проблеме сокращения стратегических вооружений. Ситуация изменилась к лету 2001 г. и в ходе встречи президентов Путина и Буша в Генуе в июле было принято совместное заявление по стратегической стабильности, согласно которому стороны обязались "...начать интенсивные консультации по взаимосвязанным вопросам наступательных и оборонительных систем...".

В ходе ноябрьского саммита президент США Дж. Буш объявил о предстоящих односторонних сокращениях СНВ США до 1700-2200 находящихся в боеготовности развернутых стратегических ядерных боезарядов. Президент Владимир Путин в свою очередь заявил о том, что Россия ответит адекватно и предложил зафиксировать объявленные сокращения в обязывающем документе.

Несмотря на разногласия, стороны договорились, что они продолжат обсуждение этого вопроса, и если такой документ будет подготовлен, то президенты России и США смогут его подписать в ходе ответного визита президента Буша в Россию летом 2002 г.

К ноябрю 2001 г. стала меняться и российская позиция к Договору по ПРО. Продолжая настаивать на важности сохранения этого договора, российская сторона, тем не менее, перестала рассматривать вариант жесткой реакции в ответ на выход США из Договора. В результате, заявление президента Буша от 14 декабря 2001 г. о том, что России было направлено официальное уведомление об одностороннем выходе Соединенных Штатов из договора по ПРО 1972 года было встречено очень сдержанно. Российский президент осудил этот шаг США, но исключил какие-либо агрессивные шаги России в ответ.

По информации Роуз Гетемеллер, ведущего научного сотрудника Фонда Карнеги, "...российская делегация на переговорах настаивает на выработке очень простого и прямого двухстраничного документа, который бы включал как минимум три момента. Во первых, декларацию односторонних сокращений, о которых уже объявили президент Путин и президент Буш. Во-вторых, какое-либо заявление о том, что национальная ПРО, которую создают США и система ПРО, которую могла бы создать Россия, не будут сконструированы таким образом, чтобы они угрожали выживаемости стратегических сил друг друга. И в третьих,..., что две стороны будут вовлечены в процесс создания новых мер транспарентности, которые потребуются для того, чтобы построить доверие в осуществлении сокращений, обещанных президентами..."

В официальном заявлении МИД РФ, распространенном 30 января 2002 г. после первого раунда переговоров, состоявшихся в Вашингтоне, отмечается, что российская сторона предложила основные элементы будущего юридически обязывающего документа, предполагающего "...радикальные, реальные и надежно контролируемые сокращения СНВ - до потолков в 1700-2200 ядерных боезарядов в течение 10 лет...".

19 февраля эти переговоры продолжились. Комментируя их ход, заместитель министра иностранных дел Георгий Мамедов пояснил в своем интервью телеканалу "ОРТ" от 24 апреля 2002 г: "...готовится относительно простой документ, который должен дополнить, а не заменить Договор СНВ-1, и который будет существовать параллельно с ним..." Он также отметил, что российская сторона отстаивает три принципиальных момента: взаимосвязь стратегических наступательных и оборонительных вооружений, реальное и проверяемое сокращение СНВ до уровня в 1700-2200 боезарядов в течение 10 лет и выработку механизма реализации нового соглашения.

По мнению экспертов, "...в существующей сейчас ситуации, если Россия будет настаивать на придании соглашению юридической силы, ей придется согласиться с американским подходом к подсчету боезарядов. Но в этом случае вместо договоренности, которая устанавливала бы ограничения на развертывание стратегических вооружений, Россия получит документ, который узаконит понятие "оперативно развернутых ядерных боезарядов" и тем самым откроет путь для обхода таких ограничений...И в этой связи необходимость "юридически обязывающего" соглашения уже не кажется столь очевидной..."

В среду 22 мая МИД РФ сообщил, что текст нового договора, получившего название "Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов" полностью готов к подписанию президентами и раскрыл содержание документа.

Стороны договорились "уменьшить уровни своих стратегических ядерных боезарядов до 1700-2200 единиц", но так и не достигли компромисса в определении что считать "стратегическим ядерным боезарядом", а следовательно и в методике подсчета боезарядов. Необходимо отметить, что в договоре СНВ-1 используется иное определение - "стратегический боезаряд".

Появление дополнительного термина "ядерный" в новом определении означает то, что российская сторона фактически согласилась с трактовкой американской стороны, позволяющей развертывать неядерные боезаряды на стратегических носителях и при этом не учитывать их в общих уровнях. Таким образом, следует констатировать, что российская позиция по обеспечению необратимости сокращений, заключавшаяся в требовании ликвидировать сокращаемые носители, потерпела поражение, как и предсказывали наши эксперты.

Новый договор представляет собой фактически рамочную договоренность, и в рамках создаваемой "двусторонней комиссии по выполнению" сторонам предстоит выработать содержательную сторону документа - новое определение "стратегический ядерный боезаряд" и меры транспарентности (прозрачности v ред.) по контролю за выполнением договора.

Фактически эта работа может продолжаться до окончания срока действия договора по СНП - т. е. до 31 декабря 2012 г., поскольку никаких дополнительных ограничений или этапности сокращений в новом договоре не предусмотрено и "каждая из Сторон будет сама определять состав и структуру своих СНВ".


  Архив
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
  1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31  
Источники
СНВ-сайт
Cокращение стратегических вооружений - Проблемы, события, аналитика

Стратегический потенциал США:
что мы о нем знаем

Ядерный потенциал России:
он теперь уже не тот

Смотрите также
Форум Темы дня
Пишите Теме дня
Галерея карикатур